Встреча нового года по-китайски.

С Феникс мы познакомились в родном городе Мао Дзе Дуна , на фото фестивале в Чангше. Очень быстро нашли общий язык и она меня пригласила встретить новый год в кругу её семьи, в небольшом городке Чан Де в пригороде Чангши.

Практически все китайские студенты, кто изучает языки или общаются с иностранцами, выбирают себе имена на европейский манер, для удобства, но это своеобразная игра. По какой-то причине, они считают, что иностранцам очень сложно запомнить китайские имена. Они конечно ошибаются, согласитесь, запомнить, например, Ши Чао, намного проще, чем, например, Хлимонова Надежда Евгеньевна.

Я не могла отказаться от такого предложения. Празднование китайского нового года длиться около 3х недель. В этот период, многочисленный китайский народ начинает массово мигрировать по стране. Сотни тысяч человек устремляется в родные места для того чтобы, собраться в кругу семьи.

Обычно билеты домой покупаются заранее, как минимум, за несколько месяцев. Мне же предстояло решить задачу где достать билет на поезд, на следующую неделю. Зимой в Пекине очень холодно. В тот день утром было -21, я одела на себя всё что у меня было и в 6 часов отправилась занимать очередь в билетную кассу.

Касса открывалась в 9. В 6 утра уже стояли около 30 человек. К 9 утра я уже и посинела и позеленела от холода. Уже в первый день, я поняла, что изначально нахожусь в проигрышном положении. Так как каждый стоящий передо мной китаец это, как минимум, 1 умножить на 5. Что это значит? Что он представитель группы из 5 человек и больше. Каждые 15 -20 минут они меняются чтобы не замёрзнуть. И только меня некому было сменить на посту.

Очередь подошла к 11 часам — билетов не было. Кто-то сжалился надо мной, и открыл мне огромный секрет. Ровно в 12 часов дня, в кассах появляются билеты, которые вернули. И это мой единственный шанс уехать. Всю неделю я провела в очереди билетной кассы. Надежда уже совсем потеряла надежду, как вдруг, мне говорят – «Есть билет». Поезд отходит через час. Я схватила билет и помчалась в общежитие. Бросила что попало под руку в пакет и на всех парах понеслась на вокзал.

Китайские поезда отличаются от привычных нам тем, что на 3 полку не складывают багаж и матрасы, а 3 полка является пассажирским местом. Моё место как раз таки и оказалось на 3ей полке в плацкартном вагоне. То есть в каждом закутке было  по 9 пассажиров. Ехать мне предстояло двое суток.

Другие пассажиры с любопытством рассматривали меня, в вагоне нашлось несколько человек, которые говорили по-английски. Они сами подошли познакомиться, и предложили обращаться за помощью, если что –ни будь будет нужно.

Я забилась на свою матрасную полку и наблюдала за людьми и видами за окном. На вторые сутки, некоторые стали приносить и предлагать мне еду и помощь. Такое поведение, по видимому, казалось им странным.

Чем же занимались остальные? Громко разговаривали, активно общались. Грызли всевозможные закуски, такие как семечки, орешки, каштаны и с удовольствием заплёвывали всё вокруг. Каждый час проводнице приходилось подметать пол и вёдрами выносить шелуху. Курить в вагонах запрещено, но это никого не останавливало. Хвала богам, что курильщиков оказалось не так уж и много. Некоторые попивали рисовую водочку и со смаком втягивали в себя лапшу быстрого приготовления. Кипяток был в свободном доступе, закуски можно было приобрести у проводницы.

Пьянство по-китайски, это совсем не то же самое, что и у нас. Рисовая водка отвратительная на вкус и иногда бывает очень крепкой, вплоть до 80 градусов. Столько, сколько мне довелось наблюдать, женщины обычно не пьют вообще, это не принято. Мужчины выпивают маленькую рюмочку и глаза у них соловеют, улыбка растягивается на лице. В большинстве случаев, на этом пьянка и заканчивается.

Уже из поезда, я позвонила подруге сказать что еду. Оказалось, что у неё умер дедушка и вся их семья уехала на похороны куда –то очень далеко, куда самостоятельно я добраться не смогу. Меня это конечно расстроило, но где наша не пропадала? Не пропадёт и здесь. Через пару часов, подруга перезвонила, и сообщила, что меня встретит и приютит на пару дней одна наша общая знакомая Ли. Чангша

Утром третьего дня, на выходе из вокзала меня встречала Ли со своим парнем. Мы были знакомы, но практически не общались. В процессе выяснилось, что она очень плохо говорит, и очень мало понимает по- английский. Договаривались мы ней с огромным трудом и в основном на пальцах.

Хочу сказать, что возможно из за графичности и образности китайского письма, китайцы очень хорошо понимают на пальцах. И практически всегда можно было знаками изъяснить себя. Ли привезла меня к себе домой, она оказалась дочерью местного врача, и он принимал прямо у себя дома. У него был кабинет с массажным столом и огромным количеством всевозможных экзотических снадобий.

Чангша находится на юге, зима там длиться всего пару месяцев и температура не падает ниже 0. На улице было достаточно холодно, но отопления в домах не было. Дома никто не снимал курток и снаружи было даже комфортней, чем внутри.

Мама Ли приготовила обед, это был первый раз, когда я с огромным удовольствием вкушала китайскую еду. Домашние блюда не сравняться с пищей из забегаловок. Не возможность общаться создавала некоторый дискомфорт.

Спать меня уложили в кровать с Ли. Было очень холодно и шумно, так как все окна были раскрыты на распашку. И комнату наполнял запах вонючего тофу. Это местное специфическое яство, можно сказать фирменное блюдо уличных торговцев. Если быть честной, я так и не попробовала сие блюдо, это что-то маленькое, чёрное и вонючее, обжаренное на решётке. Ночь прошла тяжело, я не могла согреться и уснуть.

На завтра, отец Ли сделал мне массаж всего тела. Это был очень интересный опыт. Массаж делался поверх одежды, прямо через джинсы и свитер. Он был виртуоз своего дела, я только повизгивала и покрикивала, от отбивание пяток, простукивание костей и выворачивания ушных раковин. Всё это было новым и не обычным, но в результате, после всего одного сеанса, я целый год не чувствовала болей в спине. Китайская медицина это что-то.

Через два дня, позвонила Феникс, их семья вернулась с похорон и она договорилась , что меня посадят в общественный транспорт и отправят к ней. Автобус ехал два с половиной часа.

Чан Де

Меня встретила Феникс и в качестве сюрприза сразу отвезла в лучшую и знаменитую забегаловку города. Там готовили рисовую лапшу с черепахами. Черепашки ползали по аквариуму и можно было выбрать какую ты хочешь и съесть. Сюрприз удался.

Феникс жила в квартире пятиэтажного дома. Маленький провинциальный город оказался чуть больше моего родного столичного Вильнюса. К новому году собралась вся семья. Она сама, в течении года жила, училась и работала в Чангше. Я познакомилась с её мамой, папой, бабушкой а также тётей и дядей, которые приехали из Макао.

У них в доме тоже не было отопления. Особенное неудобство это вызывало тем, что горячая вода была, а душ в таком холодильнике принять не представлялось возможным.

Единственным источником тепла в доме был обогреватель в гостиной комнате. Возле него все усаживались в кружок и смотрели телевизор, лузгали семечки, жевали сахарный тростник, общались и играли в карты.

Не смотря на то, что это была совсем другая страна, культура, не смотря ни на что, мама Феникс очень сильно напомнила мне мою маму.

Вечером мы поехали в огромный супермаркет, в нём можно было купить некоторые не типичные для Китая продукты. Мы купили майонез, и зелёный горошек, так как к новому году я планировала приготовить оливье. В магазине стояли аквариумы с живыми лягушками, черепашками и рыбой. Мы купили живую рыбу и поехали домой готовить новогодний ужин.

На кухне мы отрезали рыбе голову положили на сковородку и … она спрыгнула и убежала в комнату. Мы еле её поймали. Оказалось, что это какой-то особый сорт очень живучей рыбы из горной реки. Феникс учила меня премудростям китайской кухни, в роли шеф повара а я была на подхвате.

Новогодний стол ломился от блюд, чего там только не было салаты, мясо, рыба, овощи и конечно рис. Вечером мы сели за стол, плотно поужинали и в 12 началась канонада из фейерверков. Я даже не могла представить себе что либо подобное. У меня не получится передать словами то, что происходило. На улице стоял сиреневый туман –гарь от фейерверков, ужасная вонь и шум такой, что разговаривать было не возможно. Всё это не прекращалось несколько часов.

Начались праздничные недели, смысл их заключался в лености, поесть, поспать, посмотреть телевизор, сходить в гости, посмеяться, пообщаться с близкими, поиграть в настольные игры.

Я своим присутствием вносила некоторую дисгармонию в праздничную идиллию, так как мне было интересно вырваться за пределы дома и увидеть как можно больше. Это было сделать очень сложно, так как утро начиналось с обильного завтрака, который плавно перетекал в обед, а затем в ужин. Встать было очень тяжело, а уж ходить тем более. Самая полезная фраза на китайском языке, которую я выучила в этот период, была- «Спасибо, но я больше не могу есть.» Она спасла мне жизнь. Тем не менее, мне удалось выйти несколько раз за пределы домашнего очага.

Мы побывали в городском парке, погуляли по городу.

 

Съездили в буддистский храм.

На ферме, где выращивают овощи.

На плантации клубники.

В городском парке.

Побывали в гостях у сестры отца Феникс, где меня учили играть в традиционную игру, смысл которой я так и не смогла понять. В Китае, на новый год, детям дарят красные конверты с деньгами. Считается, что это приносит счастье. Мне было неловко, так как мне тоже подарили красный конверт! Логика такова, раз студент, значит ребёнок.

Неделю спустя, я решила вернуться в Пекин. До начала миграции назад, великого и многочисленного народа. На поезд до Пекина можно было сесть прямо в этом же городе и билеты были в кассе.

Провожать меня поехали Феникс и бабушка. Я поцеловала их обеих на прощание и бабушку это очень смутило, так как здесь не принято было выражать так открыто свои эмоции.

Я забилась на третью полку и двое суток отлёживалась до Пекина.

В нашем общежитии было около 20 этажей. Я вернулась в практически пустое здание. Кроме меня, там обитало ещё несколько иностранцев и всё весь студенческий городок превратился в город-призрак.

Я была очень голодной и в поиске добычи вышла на улицу. Всё ещё стреляли фейерверки, шум вонь, всё это не прекращалось ни на минуту все три недели. Самый пик, конечно же был первые несколько часов, но постоянные выстрелы слышались то тут то там, и соединялись в непрерывную очередь.

Обычно, на нашей улице жизнь била ключом и не замирала ни днём ни ночью. А тут, была открыта только одна забегаловка. Я зашла внутрь, на столе лежали не приготовленные пельмени. Китайский мой конечно оставлял желать лучшего.

Я показала пальцем на пельмени и сказала, что хочу есть. Китаянка улыбнулась, тоже показала пальцем на пельмени и сказала:-«Еда». И за этим… ничего не последовало. Я в отчаянии, голодными глазами смотрела на неё, и не могла объяснить, что их нужно приготовить, самой ей это в голову почему-то не пришло.

В полном отчаянии, я пошла дальше. Был открыт только один магазин. Мне ничего больше не оставалось, кроме как сделать запас лапши быстрого приготовления и вернуться в пустое общежитие. Я ни раз пожалела о том, что не осталась подольше у Феникс, это была самая депрессивная неделя моей жизни в Пекине. Я чувствовала себя героем американского фильма об Апокалипсе. Но спустя неделю, всё вернулось в своё русло, забурлило и закипело.

Будьте в курсе событий

comments powered by HyperComments